,

$ 72.17 81.47

Москва

Почему ресторан «Белый дом» в Москве работает, несмотря на пандемию COVID-19

Как сообщает издание «Версия», в декабре прошлого года главным прокурором РСО-Алания стал Александр Морозов. Его деятельность по распутыванию клубка сомнительных дел вокруг столичного ресторана «Белый дом» стала нервировать владельцев заведению семью Гогичаевых. Она даже через СМИ заявила о том, что Морозов, якобы, мешает полиции и следственному отделу с расследованием уголовных дел, которых скопилось немало вокруг «Белого дома».

Ресторан «Белый дом» находится в Москве — прямо через дорогу от Дома правительства. При этом, на его деятельность абсолютно не повлияли ограничения, введенные по причине пандемии COVID-19. Как пишет «Версия», заведение продолжает спокойно работать и приносить деньги своим владельцам. Ранее портал «Правда.ру» писал о том, что в помещениях этого заведения было обнаружено подпольное казино, а также комнаты, которые специально оборудовали под проживание людей.

«Версия» пишет о том, что Александр Морозов после вступления в должность главного прокурора РСО-Алания первым делом прекратил незаконные уголовные дела, которые были заведены на назначенных судом конкурсных управляющих ЗАО «РАЛ-2000» (семья Гогичаевых была его владельцем до банкротства) Ноготкова и Мусалавову. Оно, по всей видимости, — собственник помещения, где налажена работа ресторана «Белый дом». Действующий конкурсный управляющий Кирилл Ноготков располагает данными, согласно которым семья Гогичаевых незаконно использует эти помещения в центре столицы. Всю информацию он подробно изложил в многочисленных обращениях в правоохранительные органы столицы, РСО-Алания и РФ. Кроме того, Ноготков отметил факт сомнительных действий подполковника юстиции, следователя СЧ СУ МВД по РСО-Алания Плиева. Он рассказал о том, что господин Плиев необъективно завел уголовные дела на него и предыдущего конкурсного управляющего ЗАО «РАЛ-2000» Мусалавову за то, что они отказались от безвозмездной передачи злосчастных площадей в собственность семьи Гогичаевых.

Как пишет «Версия», также, по данным Кирилла Ноготкова, Плиев помешал московскому судебному приставу-исполнителю выполнить исполнительные действия по освобождению помещений в столице. Он один за другим наложил пять арестов на это имущество, несмотря на их последующую отмену в Верховном суде РСО-Алания.

В настоящее время заявления Кирилла Ноготкова в правоохранительные органы остаются без ответа, — констатирует «Версия».