,

$ 71.13 80.62

Бизнес

Читая Forbes: эксперты советуют не ставить знак равенства между личным состоянием и капитализацией̆ компании

В погоне за тиражами СМИ часто разыгрывают карту «классовой̆ вражды». Вот и на этот раз броский̆ заголовок Forbes заставил тысячи уязвленных читателей̆ «перемыть косточки» российским миллиардерам, якобы посмевшим разбогатеть за период пандемии. Экономисты уверены, что тут все дело в формулировке: озвученные изданием цифры говорят не том, кто стал богаче, а о тех, чей̆ бизнес оказался наименее восприимчив к так называемому коронакризису.

С началом весны традиционно лидирующие по популярности новости о благосостоянии того или иного олигарха по понятным причинам уступили пальму первенства неутешительным сводкам о распространении коронавируса. Если же скрестить обе горячие темы — можно, как принято говорить в определенных кругах, поймать двоичной̆ хайп. Так и вышло со статьей Forbes, в которой̆ утверждается, что за два месяца пандемии полку российских миллиардеров прибыло, а их суммарное состояние выросло с 392 млрд $ до 454 млрд $. Новость выглядит еще более фееричной̆ на фоне едва ли не ежедневных сообщений о банкротстве и закрытии многих предприятий сферы услуг, торговли, гостиничного бизнеса и авиаперевозчиков.

Действительно, среди тех, кого перечисляет Forbes, нет владельцев компаний туристической̆ индустрии или рестораторов, по которым пандемия коронавируса ударила сильнее всего. В числе «разбогатевших» издание называет в основном руководителей̆ металлургических и нефтяных гигантов, крупных производителей̆ природного газа и жидких углеродов. Но если влияние коронакризиса на сферу сервиса очевидно, то увязывать успешность, скажем, горнодобывающей̆ отрасли с пандемией̆, весьма странно. 

Мартовское падение фондовых рынков, с которого Forbes ведет свой отсчет обогащения российских миллиардеров, вызвано, в первую очередь, развалом сделки ОПЕК+. 

Объявленная неделей̆ ранее пандемия могла повлиять на обвал котировок лишь косвенно. 

Меж тем, к маю рынки ожидаемо воспряли — российский̆ бизнес не менее ожидаемо ринулся наращивать капитализацию. При этом, заметьте, пандемию никто не отменял — напротив, угрожают новыми волнами вируса. Так что заголовки а-ля «кому война, а кому мать родна» в данном случае неуместны. К тому же, даже неспециалист в финансовых вопросах знает, что рост стоимости активов компании не означает увеличения благосостояния ее собственника: «обкэшиться» в большом бизнесе очень сложно: в сделках на миллиарды долларов даже безналичных денег обычно нет, там идет обмен активами.