,

$ 66.42 75.22

Бизнес

Криминальные нефтекартели, или почему в России растет число криминальных врезок

Специалисты уверены, что январские поправки породят новую волну контрафакта на топливном рынке. Растущие акцизы и НДС потянут за собой и цены на бензин и дизель. А это благоприятная почва для развития теневого сектора, сообщает онлайн-канал ТВТЭК в новом расследовании.

На фоне грядущего роста цен на бензин теневой рынок в ближайшее время активизируется. Сейчас правительство договорилось с крупнейшими нефтяными компаниями о заморозке оптовых цен на топливо. Дизель не должен превышать в закупке 43 рублей за литр. Однако независимые АЗС не справляются и с этими ценами, а с января ожидается новый рост — НДС повышается до 20%, вырастут и акцизы. Чтобы хоть как-то свести концы с концами независимые АЗС пошли на изобретение новых схем. К систематическим недоливам на АЗС добавляется контрафакт и поставки с сомнительных баз.

Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики рассказывает: «Это иронично, но несколько лет назад подсчет количества самоваров показывал порядка 300 небольших объектов, которые занимаются производством нелегального топлива. Это количество сократилось за последнее время. Однако точной цифры вам никто не скажет, потому что подсчет будет означать их закрытие. И понятно, что они могут существовать только при существовании неких коррупционных схем».

Рост теневого рынка в стране уже фиксирует статистика: за последние 5 лет рынок легковых автомобилей увеличился практически на треть, при этом рынок топлива вырос всего на 5%. «Если мы посмотрим на события последних 6 месяцев, когда произошел ценовой кризис на топливном рынке, то мы увидим возникновение неких заправок, которые предлагают дизель по цене 36,38 рублей за литр. Эти цены не возможны при нынешних оптовых ценах на законных площадках», — добавляет эксперт.

Проблему усугубляет практическая безнаказанность. Штрафы для АЗС за торговлю паленым топливом увеличили только в 2017-м году до 500 тыс рублей, с тридцати. На штраф в 30 000 рублей даже никто внимания не обращал.

На мировой арене нелегальный рынок нефти оценивается в 133 миллиарда долларов в год. Вклад России в черную пирамиду – более 6 млрд долларов.

На Мексику приходит самая большая доля нелегального оборота и здесь же ведется наиболее ожесточенная битва за нефть. В стране развернулась настоящая борьба между наркокартелями за трубопроводы, перекачивающие нефть и нефтепродукты. Дело в том, что при сегодняшней стоимости черного золота одна врезка в трубопровод позволяет за десять минут откачать топлива на сто тысяч долларов. Прибыль выше, чем даже от продажи наркотиков.

Черный рынок полностью повторяет структуру официальной нефтяной индустрии: добыча, транспортировка, переработка, реализация. Отличие заключается в том, что вместо государственных структур этот бизнес курируют организованные преступные группировки и соответственно доходы оседают в чужих карманах, а не идут в государственную казну.

На теневом топливном рынке Мексики главенствует наркокартель Zetas, организованный в конце 1990-х годов бывшими военнослужащими мексиканских сил специального назначения. На их долю приходится 40% черного рынка в Мексике. За остальные доли ведут борьбу наркокартели Jalisco New Generation и «Синалоа», война между ними в этом году уже унесла более двух тысяч жизней.

Как и в Мексике, российские «бутлегеры» используют излюбленный способ – «доение» государственной трубы. Сотни криминальных врезок фиксируется по стране ежегодно, наибольшей популярностью пользуются нефтепродуктопроводы, перекачивающие дизель, авиационный керосин и автомобильный бензин. Похитители нефти и нефтепродуктов в России – это слаженные криминальные группировки, часто выходцы из 90-х. Сегодня их бизнес укрепился за счет нужных связей в судах, прокуратуре и МВД. Практически в каждом регионе работает своя ОПГ, а то и несколько: например, в Ленинградской области на трассах говорят как минимум о 7 группировках – недавно отпущенные тосненским судом «Спортсмены», «Мелкие», «Латыши», преступные группы «Седого», «Рыжего», «Монаха» и неуловимого коммерсанта Александра Вершинина-Голубева.

В целом по стране обороты нелегального дизельного топлива достигают 4 млн тонн в год. По оценке Российского топливного союза, объем контрафактного дизельного топлива составляет минимум 30-40%. И с нового года эти объемы могут вырасти.

Очевидно, что только реальное наказание за криминальные врезки и воровство нефти и нефтепродуктов, меры по защите цивилизованного топливного рынка являются главными условиями для противостояния преступным группировкам нефтеворов, пока они еще не превратились в нигерийских нефтяных пиратов, а Россия — в поле боя между подпольными нефтяными картелями.